Замуж

После четвёртого класса девочки начинают потихоньку исчезать из школы.

Холнисо не пошла в седьмой. Она прибежала к нам, плакала, говорит: «Отец сказал, хватит.» Она работает дома в саду, готовит еду, шьёт себе приданое, забегает к нам сначала часто, но потом всё реже. С пятнадцати лет она работает нянечкой в детском саду и наслаждается свободой. Жених её двоюродный брат, в ней души не чает, но она с ним надменна и кокетничает с другими. Он страдает, она упивается своей властью. Отец говорит: веди себя прилично, он мужчина, нельзя выставлять его на посмешище, он твой жених. Она кричит: я не выйду за него! лучше повешусь! — «Сначала сыграем свадьбу, потом вешайся. Я дал слово его покойному отцу.» Она бежит из дому, кричит отцу: «Я вас ненавижу! ненавижу!» — «Дура! быстро иди домой! узбекским языком сказал!» Свадьбу сыграли, когда ей исполнилось 19, она счастлива и помыкает мужем. У них трое детей. Когда он на неё смотрит, с его лица не сползает глупая улыбка. Он её обожает. Он её завоевал.
Меня на самом деле Холнисо поразила — там была такая отчаянная борьба за независимость и так всё счастливо закончилось полным поражением восставших.

В первом классе нас было 18 девочек и 12 мальчиков. В девятый класс приходит учиться только 4 девочки и 8 мальчиков. Нас объединяют с классом «Б». В классе «А» дети начальников и торговых шишек, в классе «Б» то же, но попроще, нам несложно найти общий язык. Новый класс «Б» пытается с нами безуспешно конкурировать в знаниях и нарядах. От старого «Б» пришли всего две девочки.

У Ирки мама русская, отцы меняются. Ирка вышла замуж в 14 лет и за неделю до 15-го дня рождения родила дочь. Приобщилась к миру взрослых. Мужу 17 лет, тоже русский, курит и любит выпить. Она сбежала от него когда ребёнку было три года на Крайний Север. Потом вроде была замужем за пожарником и вроде нормально всё.
Про Ирку надо пояснить: у матери их было пятеро и все от разных мужей. Анаша в доме не переводилась. Иркин брат Пашка болел сифилисом в возрасте 7 лет и их новорожденный братишка тоже болел. Такое не забывают.

Саёрка дура кромешная. Мама учительница, засунула дочку к нам в класс. Саёрка ничего не умеет, только глупо таращиться и хихикать. Это неизменно привлекает к ней мальчиков. После восьмого класса она каким-то чудом оказывается в педучилище, но в силу внезапно обнаружевшейся беременности признана к дальнейшему обучению непригодной и выдана замуж за распухшего от гордости таджика. Он бросает свой техникум и увозит жену в глухой кишлак.

Мне мама кричит в мои 15: какая ты упрямая! кто на тебе женится?! И я начинаю сурьмить глаза. Подруга Жанка говорит, что я похорошела. Она кореянка, встречается с русским парнем. Мать категорически против смешанных браков, говорит: русского духу чтоб в доме не было! Мать сама наполовину русская, убеждена, что знает, что для дочери лучше. У самой третий по счёту муж, на сей раз еврей. Жанка в отчаяньи: «Да я не собираюсь замуж ещё! Как она не понимает?» Замуж она собралась только в 18, шпыняет своего корейца, но ужин всегда вовремя, в доме идеальная чистота и уют. Т.е. словесная декорация не должна затмевать факт взаимопонимания в данной семье. У них двое детей, недавно перебрались в Ташкент, он там какой-то бизнес ворочает потихоньку. Жанка учится заочно на историческом.

Язгуль начиная с пятого класса ходит за ручку по школе с Ренатом, ходят до свадьбы, которую им родители устроили в 17 лет и после свадьбы, она из пампушечки превратилась в пышечку, сказочно гостеприимна, наши всегда у них собираются. У них две девочки с аккуратными косичками каральками с огромными бантами очень приветливые, очаровательные, воспитанные.

У меня получается, что счастливы те, кто не мечтали о дальних странах — интересно… надо ещё повспоминать кто где и как.

Саодат таджичка, с детства сговорена за своего двоюродного брата. Он выглядит точь-в-точь как Амитабх Бачан, обалденный с огромными глазами и суровым ликом двухметровый красавец. Она сама хороша со своей светлой кожей и косой ниже колен толщиной в руку. Однозубая горбоносая свекровь живёт, как положено, со своим младшим сыном и постоянно говорит Саодат, что нужно делать. Через год Саодат родила девочку, ещё через полгода умерла от простуды. Ореол трагичности красавцу к лицу. Он, говорят, жил потом с какой-то татаркой, снимал квартиру, та и о девочке хорошо заботилась, но мать пришла и выставила её за дверь. Ему нашли родственницу в жёны, страшная, он пока в раздумьях.

Помню историю про дочку какого-то министра. К ней посватался очень влиятельный мафиози. Девочка только что закончила университет, знала языки, музыкой занималась, умница-красавица. Ну и папа, родственные связи дорого стоят. Конечно, ей этот жених ни с какого боку не интересен был… вот папа и сказал нереальную сумму калыма: один миллион рублей (это было в семидесятые годы)- вежливая форма отказа. Жених был воротила теневой экономики и требуемую сумму наскрёб… Слово есть слово, назначили свадьбу. После регистрации брака невеста облила себя бензином и сожгла. Я верю, что эта история — правда.

Халима вышла замуж за однокурсника, приехала с ним к его маме, уехала назад к своей, когда сыну было полгода. Её долго уговаривали все родственники с обеих сторон (позор-то какой) — вернулась, стали снимать квартиру, разошлись, когда мальчику было пять лет. Сейчас пока одна. Говорит: не люблю детей, хочу любить мужчину. Инфантильный он у неё был.

Мне было назначено судьбой получить высшее образование и душа рвалась на части видеть, как девочки выходят замуж одна за другой. У мамы тоже сердце кровью обливалось за мой репродуктивный возраст и она робко предлагала: «Может, всё-таки, в педучилище?» Сестра к тому времени благополучно бросила пединститут и нянчила Батырчика. Она позже выучилась на заочном, сейчас у них трое детей, младшие девочки.

Венерка начитанная, круглая отличница, мальчики её боялись, хотя красивая. Но какая-то заносчивая, что ли. Короче, «умная». Нашла себе счастье в Ташкенте. Очарование интеллекта — страшная вещь, но её муж жадный и трусливый — как и все живые существа, так он свой интеллект направляет в сторону самооправдания путём культивированного цинизма. Это сохраняет от необходимости борьбы… можно за что-то зацепиться и жить в физической безопасности и тоске. Потускнела Венера нынче и озлобилась… утренняя звезда. Детей нет.

Моему двоюродному брату страшно нравилась одна девочка из их школы. А она хотела заграницу. Но у нее не было дедушки нужного и не предвиделось. Она решила проблему иначе, вышла замуж за турка. А он купил усадьбу под Бишкеком, надел на неё паранджу, и запретил даже толком со своими родичами видеться. И никакой заграницы ненадо.

Я пишу все эти истории, примеряю каждую к себе: за этого дурака я бы не вышла, за жестокого умника тоже, за замечательно доброго, вечно невозмутимого Рената тоже — скучно мне было бы, хотя этот человек умеет быть счастливым. Получается, что ни одна история мне не подходит, не для меня. А что же для меня? «Бегущая по волнам»?

Реклама


Рубрики:Общее, Письма

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: