Отражения

Читая рецензии, неизбежно замечаешь, как подобное тянется к подобному. Мягонькое-сладенькое — к мягонькому и сладенькому. Хлёсткое-эпатажное — к хлёсткому и эпатажному. Кисель к киселю и к чему угодно. Дурак дурака видит издалека.
Ну, давайте, классифицируйте меня!

Я писала про barkilfedro (Александр Дунаенко) — о том, как он играет на струнах души. Критика его произведений (которые неравнозначны, но об этом позже) — мне напомнила творчество моих собственных ненавистников своей экспрессивной беззубостью. И вдохновила писать о нём. Сегодня Баркильфедро написал обо мне — и мне-таки нравится, что он написал. Написано хорошо, потому что он сумел донести смысл, не раздражая, а убеждая. Это не наезд на оппонентов, а вдумчивое логичное, подкрепленное доводами исследование.

Я думаю о том, в каких условиях формировался его талант. Глухая провинция с замшелыми взглядами и представлениями о том, «как нужно писать». Возможно, в столице он бы нашёл свою среду и талант его смог бы расти и формироваться в атмосфере не только борьбы и неприятия, но и грамотной поддержки. Грамотная анализирующая критика необходима в литературном ремесле, как и в любом другом. Музы говорят со всеми — но через хорошего ремесленника их голоса проходят без искажения.

Самобытность не является прерогативой жизни в провинции. Но в полной изоляции от своей среды трудно расти — и растение вырастает необычное. Сколько нужно упрямства и смелости, чтобы преодолевая отчаяние, продолжать идти своим путём — когда все вокруг, вплоть до самых близких, стремятся отвернуть тебя с выбранного пути. Что движит таким человеком? Голоса муз. Так случилось, что ему они слышнее, чем прочим — и он им верит. И верит, что нужно продолжать заниматься своим делом, чтобы в тот момент, когда с небес на землю льётся дождь откровений — ты был бы тем каналом, через который он льётся.

Рассказ называется «Убийство». Страшная в своей обыденности вещь. Чем страшная? — обнажённостью души рассказчика. Жизнь в гармонии с природой — убийство этой природы, поедание любящих тебя существ («Вкусное было вымя у Зорьки») — родство душ и любовь простая и безграничная. К кошке. Кошки к человеку. Глупой коровы к большому и доброму хозяину. Хозяина к корове, которую он должен вскоре зарезать. Можно назвать рассказ «Жизнь» или «Любовь» — суть не изменится. Название самое обыденное, содержание — знакомые всем картины деревенского быта. И душа — незащищённая, соприкасающаяся с вековой рельностью сельского быта — но при этом трепетно-любящая, неспособная не замечать тепло души своих близких домашних животных. Открытая рана от сплетения любви и предательства — это жизнь. Нет правых и виноватых.

Хвала Интернету — Александр Иванович осваивает его тропинки и находит поддержку своей «безумной» убеждённости в том, что писать надо так, как ты видишь — а не так, как другие тебе диктуют. Не «правильно», а честно. Пропуская через себя дождь откровения — и не замутняя его, становиться родником истины для жаждущих.

Блин… одно слово с искривлённой душой — и ты уже не здесь, не с этим дождём — и жаждешь и ловишь, а нет его, озарение ушло к другим.
Пишите, Александр Иванович. А я буду вас ругать, когда мне покажется что-то не так. Только пишите. И я буду так же ждать ваших замечаний, ибо верю в чистоту источника.

Ссылка на рассказ

Реклама


Рубрики:Дневники, Письма

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: