Концерт (поэма 1998)

Если слова хоть что-нибудь значат,
им подвластна одна задача:
созданье систем и миров созданье.
Вам хочется слова — идёмте с нами!

Слова ведут, слова изводят,
слова текут со всех сторон
Сегодня снова слово в моде
Возьмите слово, оставьте стон.

Я говорю.
Говорю стихами.
Говорю с собой — говорю не с вами.
Внутренний голос, звучащий глухо,
движет фломастер
и режет ухо.

Если улыбка коснётся взора —
я украду, не судите вора.
Я загружаю улыбками память,
не смейтесь, если меня не станет.

Сумраки мыслей струятся кисло
Щиплется? пряно? —
не жуйте мысли.
Не жмите слова,
Не цедите фразы
Пусть умирают, но только сразу.

Вот перспектива: тёмная сцена,
чёрные доски,
серые стены.
Офонаряется сцена вспышкой
Хочется света, да ярко слишком.
* * *

Привет! Ну что, просыпаться будем?
Будем глаза открывать в темноте?
Утро уже — просыпайтесь, люди!
Годы не те — так и деньги не те.

Не жмуртесь от света — это не солнце
Не путайте верхних ресниц и нижних
Тогда и распутывать не придётся
поступков простительных и бесстыжих.

Ну что, золотая(?) мораль у века?
Ну как, золотые(?) деньки настали?
Кто-то из вас искал человека…
Измерьте глубины мерилом стали.

Не меряйте будни мерилом стёртым —
сердца измерения не выносят.
Послушайте, люди! Идите к чёрту!
Сгорело лето, осталась осень.
* * *

Уходит со сцены глухой глашатай,
поникли плечи и очи — долу.
Не расходитесь, останьтесь, ребята,
Выходит на сцену другой, весёлый:

— Оставьте привычки, не жуйте резину
Мы вам для знакомства
представим картину
А вы оцените с купеческим пылом:
Забилось ли сердце? Застыло? Заныло?

Эй, музыканты! Играйте заставку!
Музыки мало — примите заявку!
Сыпьте ударные — крупные, мелкие
Это — трещётки
А это — тарелки

Бацает музыка —
о, молчите!
Замрите, сердца!
Барабаны, стучите!

Вот примадонна — знакомьтесь с ней
Я оставляю вас наедине.

— Напрасно наелась капусты кислой:
опять изжога…
А я — актриса!
И голос, как будто, немного сиплый?
Нет, это ударник дробью сыплет
Послушай, ударник,
ты парень классный!
Давай, отдохни, не стучи напрасно.
Так.
Эту паузу надо заполнить.
Песню, какую же песню исполнить?

Песенка эта проста, как морковь.
Вы догадались? — она про любовь.

Любовь, любовь! — какое чудо!
Откуда ты, любовь? Откуда?
Откуда эти откровенья?
и взгляд небесно-голубой,
и эти чудные мгновенья
вдвоём с тобой,
вдвоём с тобой?

Любовь! Какая ты, какая?
Как снег весной под солнцем тает!
Поют ручьи от счастья песни
и соловей поёт лесной,
И мы поём с тобою вместе
Вдвоём с тобой,
вдвоём с тобой.

Ну вот, допела.
Я присяду,
и притворюсь, что рву цветы
и где-то наподобье сада…
С ума сойти от тесноты!
Суфлёр!
Вы это мне сказали?
Какая реплика, моя?
Как это вы меня назвали?
Благодарю за соловья.

Итак!
Возлюбленный, приди же!
Тебя твоя пастушка ждёт!
Чу, слышу голос — ближе, ближе!
Пришёл. Пусть он теперь поёт.

— Привет, малышка! Добрый вечер!
С тобой мы пропадём с тоски.
Как хорошо, что наши встречи
так восхитительно-редки!

Эй, микрофон, повернись ко мне!
Я говорю с тобой, а не с ней!
В свете софитов ору с амвона:
првозглашаю любовь к микрофону!

Горло ошейником нежности схвачено.
В голову лезет всякая всячина:
Законна такая лобовь? Незаконна?
Я признаюсь в любви к микрофону.

Мы все пред тобой до смешного равны:
серьёзны, забавны, важны и нежны.
Вы допускаете искренность стона?
Стонет певец от любви к микрофону.

* * *

Мысли б собрать, да развесить сушиться —
воздух значительно увлажнится
А в атмосфере сухой и рабочей
мысли закисли, но фразы — короче.

Так вот, если лирика вам надоела,
мы переходим обратно к делу:

— Я вам спою одну балладу,
я сам её и сочинял.
Вот…
Слов не помню
…и не надо.
Я на фига вчерась бухал?
Сковала губы мне усталость
(музыкантам)
У вас ничё там не осталось?
Мне б только горло промочить…
Да не тебе меня учить!
Ты сам намедни, на неделе
язык ворочал еле-еле.

Спасибо, друг, запомню, брат —
я не дышу на первый ряд.

* * *

Замирало вино в чаше,
Только сердца удары — рябью
Не твоё, не моё — наше
становилося счастье явью

Ты взирала с испугом лани
на суровые гобелены
Ах, как взор твой меня манит
встать у ног твоих на колени!

Я вдохнул аромат платья
и к туману приник шлейфа.
…И обрадованной сватьей
заиграла вдали флейта

Я спою о тебе песню,
самой нежной и самой лучшей —
Я спою о тебе песню
пусть её соловьи учат.
Я спою о тебе песню —
не пристала тебе проза
Я спою о тебе песню —
не увянет твоя роза.

* * *

Спасибо, друг! Запомню, брат —
не буду обещать баллад.

Ну, что там дальше по сюжету?
Я обнимать не должен эту?
И слава Богу! Птичка, пой!
Сегодня зритель не скупой:
не на икру, так на десерт
тебе отвалят за концерт.

Так-так. Глаза на мокром месте.
Так не положено невесте.
Ну, вспомни, что у нас по роли!
Ты всё перезабыла, что ли?

— Нет-нет, я всё спою сейчас.
Соринка мне попала в глаз.

Я ничего не позабыла.
Что толку в том, что не сбылось?
Когда-то я тебя любила,
да разве память стоит слёз?

И если вдруг сейчас невольно
мой взор слезу явить посмел —
мне оттого сегодня больно,
что наш ребёнок заболел.

* * *

Милый, скажи мне желанное слово —
голос твой сердце согреет мне снова.

Милый, тобою дышала в разлуке…
Жить без тебя — нет безжалостней муки!

Милый, смотрю на тебя без отрыва:
как же мне было в разлуке тоскливо!

Милый, согрей мою душу и руки
Милый, забудем скорей о разлуке!

Пусть улетает наша печаль
в дальнюю даль
в дальнюю даль

* * *

— Повисла пауза большая
Я то забыл, о чём не знаю
Я то забыл, о чём не ведал
Дал Бог талант, а память — не дал.

Жизни нет и смерти нет
Нет ни дисков, ни кассет
Я, как лошадь, мчусь по кругу,
как борзая мчит по лугу,
как занудный попугай:
дали слово — повторяй!

* * *

Дрессированный мальчик
за корочкой хлеба
лезет на скользкое
синее небо
Дрессированный мальчик.

Дрессированный мальчик
оттенки меняет,
Около радуги
проползает
дрессированный мальчик.

Дрессированный мальчик,
простуженно-жаркий,
вспыхнет на небе
звёздочкой яркой
Дрессированный мальчик.

А ты посмотри
на звезду благосклонно.
Не упрекай:
звезда не икона —
дрессированный мальчик.

* * *

Песню отчаянья память пела
Память судила душу и тело
Память слезами тебя омыла,
тебе поклонилась —
меня осудила.

Что с пацаном? Он простудился?
— Нет-нет, он ногу поломал.
— Я тоже в юности резвился,
теперь, кажись, спокойней стал.

Давай скорей закончим дело,
нам есть о чём поговорить.
Ты это, «Милый-милый», спела?
Ну, значит мне теперь водить.

Я помню текст, Я помню ноты —
я их учил, считай, два дня
Я помню всё, но сердце что-то,
сшибая с ритма, бьёт меня.

* * *

Ты, как ветер, идёшь по травам
Ты, как время — проходишь неслышно
Ты в душе растворилась отравой —
да простит твою сладость Всевышний!
Ты приходишь — нездешняя птица
Ты взлетаешь над крышами будней
Я был счастлив тобой отравиться
Пусть Всевышний меня не осудит.

Откуда ты? Откуда это чудо?
Я ветром пьян, мне мало старых слов
Откуда ты? Кто скажет мне, откуда
как Божий дар приходит к нам любовь?

Твои волосы пахнут рассветом
Твои руки — как ветви, как листья
Я бы отдал полцарства, полсвета,
чтоб тобою одной насладиться…
Я прошу у всевышнего Бога
не богатства, не славы, не чести
Я прошу незаслуженно много —
чтобы мы навсегда были вместе.

* * *

Спасибо публике притихшей
Я этим мигом и живу
Я в тишине глас Божий слышу
без всяких глюков, наяву.

Наш номер кончен, мы уходим.
Прошли минуты волшебства.
Что значат песни без мелодий? —
слова, слова, опять слова…

Спасибо, музыканты!
Хорошая работа!
Мне с вами расставаться
сегодня неохота.
Но песни спеты, спеты все —
пусть говорит конферансье.

* * *

— Вы посмотрели и услыщали
Герой с героиней покинули сцену
Идеи марксизма из моды вышли
Любовь, почему-то, всегда бесценна

А ну-ка, отдайте артистам должное,
за то, что заноза в душе растревожена.
В нас пробуждаются чувства и мысли
Чувствуем? Мыслим? — Спасибо артистам!
Правда не может быть искренней лжи —
Сцена и есть настоящая жизнь!
Здесь расцветает унылый быт
Гамлет решает, что стоит быть.
Зрительный зал замирает в согласьи —
Дышит и чувствует в ритме с классиком
Жизнь не проста — так и классик не прост
Быть иль не быть — это ж вечный вопрос
Искусство и жизнь — что из них интересней?
Смотришь на сцену и думаешь — песня.
Артисты со всей бесконечностью чувства
нас оживляют посредством искусства
И в песенке позднего средневековья
мы повстречались всё с той же любовью
Жизнь повторяется снова и снова
Любовь современна и средневекова.
Время по кругу — и люди по кругу
Бьются о скалы волны упруго
Люди, как волны,
Люди, как глыбы
Глыбы стояли — и люди могли бы.

Внутренний голос, звучащий страстно,
напоминает: пора закругляться.
Я паутину мыслей запутал
Время — делам, ностальгии — минута.

* * *

Включите радио потише,
концерт в 17-45
Возможность редкая услышать,
как скрипки с лютнями грустят

Играет музыка в миноре
давно забытый полонез
и глуховато плещет море
и шелестит дремучий лес

Переступая грациозно,
спешит принцесса на балкон
Над ней серебряные звёзды
зажгли вечерний небосклон.

Он — среди роз вечерне-чёрных,
его лицо скрывает мрак
Лишь кудри вьются непокорно,
да не дотронуться никак.

Отчаянно слетает роза
с её трепещущей груди
А скрипки источают слёзы,
А лютни стонут: уходи.

Включите радио потише,
концерт в 17-45 —
возможность редкая услышать,
как скрипки с лютнями грустят

И время далёкое —
белая дева
Встаёт одиноко
из пены припева
Из шелеста моря,
Из ветреных нот
в вечернем миноре
былое встаёт

* * *

Время программы подходит к закату
Напарник мой запропастился куда-то
Вам напоследок он песню исполнит
Кто-то подхватит,
кто-то запомнит.

— Ну, чего стоишь? — говори!
Зрителю в глаза посмотри
У него в глазах — глухомань.
Рифмами его остакань!

Говоря, руками маши —
руки у тебя хороши.
Под ногтями — книжная пыль.
Покажи классический стиль!

Покажи, где раки зимой!
Ты пришёл с большущей сумой —
может — пиво в ней, может — фиг.
Покажи, что можешь, старик!

Только, ради Бога, не ври! —
Покажи, что прячешь внутри,
покажи всю правду до дна —
на дворе сегодня весна!

— Про весну ты верно сказал
Я её в этот раз не узнал
Я солнечный свет позабыл —
он режет больные глаза.
Он греет — а я поостыл.
А вот остывать и нельзя:
я в свете софитов стою.
Мне слово? —
я лучше спою.

* * *

Вначале было слово —
подайте мне его!
Провозглашаю снова
про Бога одного.
Когда от одиночества
Он создал всё, что есть,
Он растворился в обществе —
и в музыке воскрес

Когда вокруг России —
китайская стена
Когда мои родные
скрывали имена,
Когда царя с отечеством
мой Бог не доглядел
и сам расчеловечился,
лишь тот, кто верил — пел.

Вода течёт под гору,
покуда горы есть
Когда-то, может, скоро,
Мы встретимся не здесь
И вспомнит невесомая,
пустая голова
и музыку знакомую
и старые слова

С души срывая платье,
я делал всё, что мог
Мне музыка заплатит,
Музыка и Бог.

Реклама


Рубрики:Общее

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: