Литература

Живое слово

Когда ты видишь лица и слышишь голоса людей — тебе в голову не приходит, что они волнуются из-за совершенной чуши — ты начинаешь сопереживать, заражаясь эмоцией, а не темой их разговора. Тема тут вторична — но и она начинает тебе… Read More ›

Александр Дунаенко

Написал рассказ, который я хочу привести полностью: ПАРА СЛОВ О РАФИКЕ БЕЗДОВИЧЕ У меня, конечно, были мужчины, уж можете поверить нА слово, но этот был сущий дьявол. У меня были мужчины и до, и после. И между. Но ни один… Read More ›

Из дневников Евгения Шварца

26 апреля 1953 год Видели мы столько, сколько ХIX веку и присниться не могло, а язык остался прежний. Только упростившим язык до полной чистоты удалось сказать правду. Большинство же, вроде попугая, что я видел у Николаевой, орет: «Радость моя!», даже… Read More ›

Не люблю прищуренных глаз

Раса может быть любая, но прищур этот характерный, когда смотрят на тебя с улыбкой, что-то тщательно просчитывая у себя в голове — человек здесь и не здесь. Я для него — аквариумная рыбка. В кино недавно поняла, там была пара… Read More ›

Эпатаж обнажённости

Эпатаж начинается с необходимости привлечь к себе внимание. Это обычная потребность творческого человека. В своём истоке эпатажность не несёт ничего дурного, это детское стремление выделиться: «А смотри, как я могу!» — и встать, по возможности, на голову. А может, просто… Read More ›

Революции совершают подростки

Людям нужно тепло, еда, секс и уважение. Поэтому %юзернейм% тащит свой горшочек гостям: чтоб заглянули и восхитились. Стабильно получая неправильную реакцию, он ищет других способов. В пубертатном периоде силён инстинкт формирования стаи. Достаточно стать членом «самой лучшей» для удовлетворения социального… Read More ›

Цена улыбки

Даниилу Хармсу всегда очень везло на друзей. Знаете, как бывает: сделаешь человеку что-нибудь хорошее, а он потом тебя всю жизнь любит и помогает. И даже когда Хармс уже умер, его друг Яков Друскин всё никак не мог расстаться с его… Read More ›

Критика и начала анализа для дошкольников

Кто-то может написать книгу. Это не значит, что он писатель. Ему нужно читать много хороших книг, чтобы учиться писать так же хорошо. Другой человек прочитает эту книгу и скажет: «Это говно. Ты украл моё время!» — и будет ругаться столько… Read More ›

Выдающийся друг эпохи

Жил один сумасшедший старичок. Его звали Яков Друскин. Он слегка сошёл с ума в блокадном Ленинграде. Так получилось, что во время Второй мировой войны немцы окружили город Ленинград со всех сторон и никого туда не пускали. А в самом городе… Read More ›